понедельник, 23 сентября 2013 г.


Вам когда-нибудь приходилось говорить человеку то, что он больше всего боится услышать?

Знаете, это когда тебе настолько кого-то жалко, что ты начинаешь на него злиться. Кричать,рычать, срываться. Ждешь, что он вот-вот встанет, отряхнется и врежет тебе, сильно так, со всего размаху. А он опускает плечи и склоняет голову. Прячется внутрь себя, становится невыносимо беспомощным, ничтожным, сокрушенным.
Хочется вызова. Хочется дерзости. Но в ответ  тишина и всхлипы.
Как врачи говорят о диагнозе?
Залезаешь в сердце кому-то и топчешь ногами ту веру, которую он так старательно берег.


Я иногда смотрю на истории других, слушаю это треск разбитых сердец и хочется взять человека за плечи и трясти, трясти пока не протрезвеет. Говорить: "Вставай!", "Иди вперед!", "Живи!" и еще какую-нибудь призывно-мотивационую ерунду. Пнуть хорошенько, придать ускорения. Думается, что надо обязательно не раскисать, что нельзя грустить, нельзя скатываться в воспоминания и меланхолию.
Но вот только, когда это с тобой происходит, то почему-то в первое время меньше всего хочется что-то кому-то доказывать. Хочется лечь на спину и чувствовать как слезы скатываются в ухо.

Не хочу быть гонцом плохих новостей. Не хочу быть человеком, которому боятся сказать плохие новости. Не хочу вызывать жалость. Не хочу злости.

пятница, 20 сентября 2013 г.

Настало время занимательных историй.


 - Я надеюсь ты будешь счастлива! 
Тон Ольги, ее надменно сжатые губы и взгляд, проникающий внутрь тела - решительно все делало эту фразу скорее проклятием, чем добрым напутствием. Аля отвернулась и зажмурив глаза, тихо попросила у вселенной и неба еще чуть-чуть сил. Выдохнула и, окончательно решив закончить с этим разговором сегодня быстро пробормотала:
- Оль, милая, я просто должна, понимаешь, должна ему поверить. Ну даже если и так, ну даже если снова мимо, как же я узнаю об этом. Ну..ну я знаю, что ты переживаешь, все будет, все непременно будет хорошо.
- Да. Переживаю, - она чуть поерзала на расшатанном стуле и быстро схватилась за сигарету. - Поэтому и злюсь, я ж тебе только лучшего желаю!
- Будем считать что он лучший, хорошо? Хотя бы на сегодня, - ласково сказала Аля и посмотрела подруге в глаза. 
Оля быстро отвела взгляд, затянулась сигаретой и, выпуская дым, прямо перед собой, только в этом облаке почувствовала себя защищенной от этого мерзкого ее сердцу, нежного взгляда. Аля встала, расправила задравшуюся юбку, взбила пальцами волосы и последний раз посмотрела на Олю так, словно ждала, что та, наконец, признается. Подруга продолжала любоваться своими пальцами, а Аля обреченно вздохнула что похожее на: "Ну тогда пока..." и отправилась к выходу.
Оставшись за столом одна, девушка улыбнулась, потушила сигарету и похвалила себя за актерскую игру. 
"У них ничего не выйдет, я все сделаю, а дурочка моя думает только о благих намерениях"  - подумала она про себя и лишь ухмыльнулась вслух.
Аля вышла на улицу. Глотнула холодного свежего воздуха, посмотрела на небо и отправилась вдоль улицы к автомобильной стоянке.
"Пусть думает, что я верю ее благим намерениям, так всем будет проще"  - подумала она про себя и лишь грустно улыбнулась.


Всем любви и правды!
Ваша Макарова.

четверг, 12 сентября 2013 г.

Люблю старых знакомых. 

Знаете, не тех, с кем когда-то обсуждал "вечно во всем виноватое" начальство на перекурах; не тех, с кем был добрым приятелем и весело шутил на общие темы, но тех, с кем съел пуд соли, с кем когда-то в огонь, воду и медные (да хоть и пластиковые) трубы, с кем не разлей вода, два сапога пара и прочее, прочее, прочее. Вот именно таких старых знакомых я люблю.
Люблю за неловкое молчание, за тайное обновление страниц, за сплетни, за пьяные раскаяния и за оставшееся, не смотря ни на что, тепло внутри каждого. 

А теперь история из жизни: 
Судьба однажды (как дальше история покажет совсем не "однажды") свела меня с прекрасным человеком. Умным, понимающим меня, не понимающим себя, творческим, тонко чувствующим. Мы кричали на каждом углу о уникальности, о фатуме. Голодными студенческими вечерами рассуждали о жизни. А потом столь же скоро разошлись. Шипели друг на друга и злобно шутили, находили сторонников, создавали коалиции. Потом снова волей судеб сталкивались и тут же впускали друг друга в, уже другие, жизни. Это происходило так часто, было так банально и так просто, что снова и снова казалось, что это вселенная и волшебство...


Кто-то уходит и ты двигаешься дальше. Чистишь зубы, проверяешь почту. А потом этот кто-то возвращается. Возвращается и ты снова делаешь все тоже самое, только огромный период притирки и конфет-букетов сокращается до одной чашки кофе.
Именно за это я и люблю старых знакомых. 
За то, пожалуй, что у меня всегда есть шанс все исправить. Или, в крайнем случае, иллюзия этого шанса.