четверг, 23 мая 2013 г.

И вот когда он вернулся. А он обязательно вернулся бы. Он и уходил как, в сущности, и все мы, только для этого.
Он вернулся и солнце не стало светить ярче. Пробки продолжали затруднять движение, на работе зависал компьютер, аренду повышали, а ледники продолжили таять. Но он вернулся. Я ждала, конечно, но уже не считала минуты, часы, дни, я в определенный момент перестала даже года замечать - об их смене напоминали лишь новые магниты на холодильнике. Оттолкнувшись от восприятия времени как прямой, я покорно интересовалась жизнью.
Завтра премьера фильма, много говорят, обязателен к просмотру. В отпуск, непременно, в Таиланд, уважающая себя молодая особа, надо убедиться в прелестях курорта. В тренде яркие цвета, новые психологические тренинги, модель моего телефона теперь будет на тридцать грамм легче, записалась в салон, подруги советуют прочитать ту книгу про оттенки. Успешно, вполне успешно.
Я просто не сомневалась и он вернулся. Сколько прошло? Ах, всего-то. Неважно уже, правда? Вдруг он вернулся. Не научил за миг быть счастливее, не научил перестать бежать по колесу, пытаясь догнать собственный хвост, не научил не бояться больше его ухода.
Он, по сути, и научил лишь отвлекаться от пустоты внутри заполняя пустоту снаружи.
Я села рядом, уткнулась в плечо, схватила пальцы, вдыхала запах, перебирала волосы, жаждала ощутить, что он, наконец, вернулся! Но ничего не почувствовала. Он вернулся -  я должна уйти.
Я ушла или осталась? Я решила искать что-то более важное, хотеть что-то более глубокое, мечтать о чем-то более несбыточном? Или я решила навсегда жить с пустотой, со страхом, с болью, обманывая себя религией вещей, денег и ненужных стремлений?
А знаешь, что...
Время покажет, то самое время, которое не является просто прямой с точками координат, то самое время, которое бестолково тратится на боль, то самое время, которое бессильно, если его не боишься. Оно даст ответ. В конце концов, если я и ушла, то только чтобы вернуться, как, в сущности, и все мы. 

вторник, 21 мая 2013 г.

Поэтому, наверное, я и хотела всегда идти за ней. Что-то необъяснимое, что-то неподдающееся  логике, какая-то невидимая внутренняя сила делала ее неотразимой. Я сделала себя такую же прическу, жадно пересматривала ее фотографии и скупала подобные вещи, внимательно следила за жестами, мимикой, манерой говорить, запоминала ее шутки. Она казалась идеальной. 
Она запоминалась сразу, впечатывалась в сознание. Говорила только о том в чем уверена, от этого казалась невообразимо эрудированной, бесконечно знающей. Всегда легко шутила, отшучивалась от хамов спокойно и остроумно, превращая их в ослепленных ею поклонников, всегда тяжело рассуждала, глубоко погружаясь в свои мысли, унося за собой собеседника. Любила искренне, прощала искренне, плакала искренне, умела сожалеть, умела быть поддержкой, умела останавливать бездумные истерики одной фразой. Никогда не жалела себя, никогда не жаловалась.
Имела какое-то внутреннее успокоение, мудрость, смотрела на все свысока, но никогда не была заносчивой, самовлюбленной. Не ждала, не требовала, не надеялась - как будто просто знала, что все будет. Умела благодарить и принимать комплименты.
Уходила вовремя, не навязывалась, но не отдалялась. Контролировала ситуацию, но могла быть покорной. Замолкала когда не слушают, не распылялась, но доносила свою точку зрения. Не уходила в себя, но была не всегда понятной. Не теряла самообладания в любой ситуации, но всегда оставляла лидерство мужчине. 
Не боялась пробовать, не боялась чувствовать, не боялась верить. 
Не волновалась, что скажут другие, казалось она всегда и все делала правильно. 
Я шла за ней, но встретила его, впрочем это уже другая история.

среда, 15 мая 2013 г.

Откровенности пошли какие-то.

Говорят, что один переезд равен трем пожарам я, знаете ли, погорелец со стажем.
Каждый раз меняя место жительства я вздыхаю с облегчением, потом спустя месяцы или даже годы обязательно мыслями возвращаюсь, возвращаюсь снова туда и с грустью вспоминаю былое. Эх.
Мое первое пристанище в Северной столице - чудный Петергоф. Общежитие с длинным коридором, скрипучими кроватями, душем без горячей воды. Общежитие, до которого приходилось добираться часами. Общежитие с бесконечными песнями под гитару, вечным запахом жаренной картошки, с отсутствующим интернетом, с новыми друзьями и взрослой жизнью. Я навсегда запомню эти весенние электрички, поездки с первых свиданий и первые пьянки с Аннэт под затертый диск Romantic Collection. В моем Петерфоге останется вечная весна и мысли, что все только начинается, ощущение чего-то важного впереди и бесконечное желание жить.
Дальше судьба забросила нас в съемную трешку друга на Ладожскую. Первые настоящие квартирники с гитарами, криками, пьяными связями. Первая работа, ночные смены и свободные деньги. Жить в черте города, иметь возможность гулять и приглашать гостей, пытаться строить первые в жизни серьезные отношения, пытаться жить вместе, первые серьезные ссоры в компании, пытаться учиться вместе и не замечать друг друга, громкие слова и невыполненные никогда обещания. Там для меня всегда будет шумно, всегда будет весело, всегда будет неуютно и навсегда останутся неисправленные ошибки, моя Ладожская  - это та самая кухня и бесконечное количество таких одинаковых, но таких непохожих друг на друга вечеров. Вечеров с любимыми, когда-то любимыми.
Собирать вещи по пакетам нам пришлось довольно скоро, выносить больше мы с той квартирой друг друга не могли. Мы затолкали скромные пожитки в машину Романа и отправились на В.О. Божечки, это было не со мной!
О, этот коммунальный рай! Нас ждала комната в огромной квартире на 9-ой линии, а еще нас ждали недотравленные клопы, соседи-маргиналы и окна во двор-колодец. Вся та коммуналка была заполнена молодежью, прокурена дешевыми сигаретами, пропита чем-то спиртосодержащим. Для меня, то время это прежде всего прогулки, бесконечные прогулки по Ваське, разговоры с Вероникой, жалобы и нытье, обида на весь мир, новые отношения перетекающие в серьезные, полное отрицание всего старого, безработица и снова разговоры. Разговоры с сумасшедшим, почти шизофреником, соседом о Сальвадоре Дали, разговоры с другим соседом, работающим в видио прокате фильмов для взрослых, о заходящих к нему служителях церкви, разговоры о мироустройстве, бессилии, творчестве, помешательстве, вечные ни к чему не приводящие рассуждения. Наверное, это было важно. Я даже и имен их сейчас не вспомню, в общем-то, мы быстро устали от практически полевых условий проживания и снова переезжали.
На этот раз недалеко, на этот раз в комфорт, на этот раз надолго. Одоевского. Слева от дома толком не работающая поликлиника или больница, за ней завод, справа  - гаражи, чуть дальше знаменитое Смоленское кладбище, одинокий дом бывший когда-то общежитием завода, предел мечтаний!
А кровать с прошлой квартиры мы несли на руках, шли по 9-ой линии с металлическими корпусами от кровати, я все боялась, что подумают, что мы украли их где-то. Истинная студенческая жизнь, экономия в каждом шаге. Там на Одоевского еще много веселого было,  много расставаний: с Аннэт, с мужчинами, с друзьями. Много пьянок: с коллегами, с соседями, с испанцами. Много шума и ссор, кот, не приученный к туалету, комары, самое жаркое лето в истории, первая машина, много ночной работы, истерики из-за неразделенной любви и громкий переезд. Для меня то время это, почему-то, липкое лето и ощущение что я что-то делаю неправильно, преследующее всюду желание все поменять и осознание беспомощности, ну или лени, как окажется в итоге.
Мы, наконец, вырвались! Мы вырвались в отдельную квартиру! Я помню тот самый первый раз, когда мы переступали порог квартиры, помню как отмывали ее часами, помню как изучали   район. Эта кухня полна уже совсем других посиделок, тут больше задушевных разговоров, а не пьяных песнопений, тут больше планов, а не мечтаний, тут меньше людей, зато они ближе.
Я бесконечно влюбилась в Приморский район. Да, пробки, да, мосты в центр, да слишком много жителей - это не объяснить, это просто любовь и ощущение, что ты дома.
Я уверена, что когда-то и эта квартира станет для нас историей, что когда-то и она вызовет свои ассоциации, что когда-то балкон с голубями опустеет, но пока мы ловим тачку из центра на этот адрес и  наша кухня еще принимает гостей.

Жаль, что память под давлением времени сдается, жаль, что я теряю в папках со своими воспоминаниями какие-то яркие, приятные, важные моменты. Хочется всегда все помнить, никогда не забывать и оглядываться только чтоб улыбаться. 

вторник, 7 мая 2013 г.

Мне иногда хочется просто набирать слово за словом на клавиатуре, не думая ни о чем.

Мне так бесконечно хорошо от этих мыслей, этих прошедших дней и этих давно забытых эмоций, что совсем не хочется заглядывать вперед. 
Улыбаясь всем я случайно улыбнулась единственному. Назойливых мух грустных мыслей я прогнала, руку, заботливо протянутую, взяла, отвернулась от всех остальных и встала к самому краю пропасти. 
У меня внутри, где-то между ребер прыгают бабочки, которых подожгли пляшущие огоньки в твоих хитрых глазах, а я думала они навсегда залиты вином.У меня внутри, где-то в голове ураган сметает всю мудрость, словарный запас и самодовольство, оставляет лишь глупую улыбку и щенячьи глаза. У меня внутри вдруг впервые появляется сила, которая играет на стороне разума, а не желания. У меня внутри помешательство борется с безразличием, а интерес с презрением. 
Это самая лучшая часть. 
Мур-мур-мур.