среда, 12 сентября 2012 г.

Все новое - хорошо забытое старое. Вспомните молодость. Меня, например, очень это развлекло. Вашему внимаю цикл заметок "Моим друзьям, которые не знают..."

На салфетке. 1.

Мне кажется, ей постоянно хочется казаться.
Я ошибаюсь,
естественно.

Она рассказывает невообразимые небылицы, неинтересные. А может просто не вовремя поданные.
Она громко разговаривает по телефону, отчеканивая слова, которые могут что-то сказать о её благосостоянии.
Она жалеет сама себя, право, и меня тоже жалеет, но себя больше, плачет, истерит, потом матерится.
Она курит в кафе дорогие сигареты и ест дома дешевые пельмени.
Она не к месту капризничает, иногда кидается умными словами и всегда даёт мне советы.

Я её порой ненавижу, не могу быть долго с ней. Но не могу быть долго и без неё.
Я обижаю её  - она обижается.
Я очень ей дорожу и всегда её как-то оцениваю.

С любовью, моей маленькой. 
На салфетке. 2.
Как же я её любила...

Она стоит рядом со мной на фотографии, где у меня платье непонятных цветов и мамины бусы - там нам по шесть, кажется.
Она часто плакала при мне и сама слизывала языком свои слезы.
Она так проста для меня, так понятна, что я постоянно искала в ней подвох.
Она никогда не говорила мне, но я почему-то была уверена, что она не сможет без меня...равно как и я без неё. (Время показало обратное)
Она звонит только чтобы похвастаться или поплакать.
...или не звонит вовсе.

Я никогда для неё не писала.  Это тяжело.
Пары гигабайтов слов будет достаточно для нашей скромной истории.
Я так хочу тебя ненавидеть, но могу только сожалеть.
Прости, наверное...
и ещё... ты навсегда, как кофе, километры и сигареты.

С любовью, моей взрослой.
12 авг 2009
На салфетке. 3.
Я должна бы ей завидовать...

Она та, у которой гибкость ума не заменяет красоту, а лишь подчеркивает.
Она умеет слушать и умеет говорить, о себе и обо мне.
Она рассуждает о духовности, морали и исскустве и мечтает о состоятельной старости.
Она умеет пользоваться своей красотой, своим умом и своей эрудицией, но совсем не умеет пользоваться людьми.
Она говорит мне то, что я боюсь услышать и боится услышать от меня то, что я скажу.

Я вспоминаю, что знаю её совсем немного, но уже успела поведать ей о всей своей жизни.
Я иногда соревнуюсь с ней в циничности, а она со мной в эгоизме.
Я скучаю по ней, каждый час, ну или пол часа, когда как.
Ну, ма...

С любовью, моей умненькой. 
На салфетке. 4. (тому, кто просил)
Я даже не знаю с чего начать воспоминания.

Он бывает слишком мил, чтоб казаться искренним и слишком груб, чтоб казаться настоящим.
Он может не знать, что делать, но может сделать вид, что знает.
Он так хорош, что нельзя подумать, что он одинок, но нельзя представить его не с одной.
Он говорит, что я о нём ничего не знаю и постоянно рассказывает мне о себе.

Я могу найти несметное количество тем, о которых с ним поговорить.
Я могу слушать его и прислушиваться к нему, не меняя своего мнения.
Я ему вру, он мне врёт.

С любовью, моему "немоему". 
На салфетке. 5.
Начнём. Вернее  - закончим.

Он мог быть чем-то большим, но в одно время большим было стать невозможно, а в другое - я противилась этому.
Он никогда не был моим идеалом, но я пыталась переделыть его или переделать свой идеал.
Он был для меня как будто черновиком, я думала, что успею переписать.
Он однажды починил что-то в моём доме, но навсегда сломал кое-что во мне.
Он так не разу меня и не услышал.

Я так хотела его привязать к себе, а теперь не могу отвязаться.
Я в нём нуждалась, но почему-то больше всего, когда его не было рядом.
Я до сих пор так и не поняла, зачем мне всё это было нужно.

С любовью, хотя нет, с уважением к прошлому.
19 окт 2009
На салфетке. 6.
Я думала, что так уже невозможно...

Она может быть слишком хороша, но она чудом балансирует, она  - просто хороша.
Она придумывает все эти милые "слезливо-розово-сопливые" слова и их повторяют все.
Она не стесняется быть как все, хотеть то, что все, и говорить, что скажет только она.
Она не забывает пить по утрам витамины и актимель, а по вечерам смывает тушь.
Она курит, ей не идёт, но для кого тогда, если не для неё,придуманы тонкие сигареты.

Я почему-то очень стесняюсь поплакаться ей.
Я всегда повторяю, что нам с ней нечего делить, но всё яснее понимаю, что она каждый день делится со мной очень многим.
Я так хочу, чтобы ничего не менялось.

С любовью, моей близкой подруге. 
На салфетке. 7.
Я переписывала это десяток раз.
И всё равно не то... 

Он мужчина моей мечты, которого я никогда не смогу полюбить, как мужчину.
Он первый, кто услышал меня и единственный, кто слушает меня до сих пор. 
Он кичится своим умом, но с легкостью признает, что в чём-то ничего не смыслит. 
Он любит себя, любит её, любит то, что он делает и создаёт образ идеальной жизни. 
Он всегда шутит над чем-то запретным, но всегда на сантиметр от грани. 

Я пытаюсь чему-то научится у него или хотя бы научится переживать что-то без него.
Я только одного человека могу так любить и иногда так ненавидеть. 
Я не верю в такую дружбу, но это происходит со мной. 
Я писала ему сотню раз, потому что он всегда понимает. 
Я не могу скаать всё, наверное, ещё рано. Или мой словарный запас слишком скуден или у меня ещё будет время. 

С любовью, моему родному. 

Ах, как приятна иногда бывает теплая грусть по былым временам.

Комментариев нет:

Отправить комментарий